Ждите, вас обязательно расселят

   24.10.2017, 12:47

   Комментариев нет

Ждите, вас обязательно расселят

«Тульская служба новостей» — о жителях поселка Шахтинский, не попавших в федеральную программу расселения аварийного жилья.

Без магазина, удобств и соседей

Надежда Егорова живет в поселке Шахтинский с 1963 года. Хорошо помнит времена, когда в местной школе дети учились в две смены, а жизнь в поселке, что называется, кипела и днем и ночью. Сейчас от школы остался один остов, единственный магазин закрыли два года назад, а проживает в Шахтинском около 50 человек.

— В 2015 году прикрыли магазинчик поселковый — нерентабельно, — рассказывает Надежда Александровна. – За год до закрытия магазина чиновники сказали, что Шахтинский должны расселить в Кимовске. Там не домики, а сказка. Часть поселка действительно перевезли в новенький микрорайон. А мы оказались забыты…

На улицах С. Лазо и Щорса сегодня проживает около 23 семей. На работу люди ездят в Кимовск, благо, он в 15 минутах езды. Там же и закупают продукты – раз в неделю на весь поселок.

— Как остались без магазина, так люди с машинами стали для стариков единственной связью с внешним миром, — продолжает Надежда Александровна. – Я вот когда соберусь в город – объеду всех, приму заказы и только после этого уезжаю. Весь день покрутишься в цивилизации и так тошно приезжать обратно. Мимо разрушенных домов в наши, пока еще не разрушенные, бараки…

«Бараки» в этом году празднуют круглую дату — почти все дома Шахтинского были выстроены в 1957 году. Постройки планировались как временное жилье для рабочих. Поэтому удобств в этих домах никаких. Абсолютно.

надежда егорова

Дом Надежды Александры разваливается по частям, но официально до сих пор не признан аварийным

Кролики — это не только ценный мех, но и ужин

В ходе экскурсии по поселку, которую устраивает Надежда Александровна, выясняется, что в квартирах печное отопление, а чтобы набрать воды для чая надо идти на соседнюю улицу — к колонке.

— Как пояснили в администрации, в программу расселения попали те дома, что признали аварийными в 2012 году. А наши, якобы, только два года спустя. Чиновники приезжают, чешут затылки, делают пометки в блокнотиках и уезжают. А мы остаемся тут. Недавно кусок штукатурки отвалился над подъездом, меня чуть не пришибло. Так и живем. Выживаем, точнее…

За разговором проходим мимо крольчатника. Пушистых красавцев разводят для употребления в пищу, потому что на одну пенсию в поселке, отрезанном от города, особо не проживешь.

— Я их теперь запираю внутрь, а раньше они в загончике на улице жили, но лисы стали наведываться каждый день, —  говорит Надежда Александровна. —  Ничего не боятся. Подрывают сарай и лезут. Уже не знаю, как с ними бороться…

уголь

Одна тонна угля стоит 5000 рублей. Чтобы пережить зиму необходимо тонны три-четыре

Около углярки встречаем еще одного жителя Шахтинского. Женщина сетует на то, что уголь все дорожает и дорожает, а зима ожидается холодной, поэтому придется все-таки раскошеливаться.

— Тонна угля сейчас стоит пять тысяч рублей, — жалуется пожилая дама. – На мою квартиру тонны четыре потребуется, чтобы зиму пережить. Вот и считайте. Еще пора выгребные ямы очищать. Одна бочка стоит 600 рублей. И все это на свои деньги. А где их брать, деньги эти?

Набрав угля, возвращаемся к дому Надежды Александровны. Чай решаем попить в другой раз – у колонки очередь из трех человек.

подъезд

Внутри подъезды домов Шахтинского выглядят еще страшнее, чем снаружи

Наследники Шахтинского

В доме Надежды Александровны, кроме ее сына живут еще двое пенсионеров. В соседнем доме – никого. Еще один дом сгорел в новогоднюю ночь, а два разрушены – их хозяева удачно переехали в Кимовск.

— Один дедушка ждал-ждал расселения, но не дотянул каких-то полгода —  сердце отказало. Зато его родственники «удачно» вступили в наследство. Получили квартиру в Кимовске и тут же выставили на продажу. Поэтому по документам нас около 100-150 человек тут. Наследники не выписываются и ждут, когда получат новенькое жилье, чтобы потом его выгодно перепродать. Может из-за этих мошенников не спешат решать нашу проблему?

Счета за электричество и воду на имена «наследников Шахтинского» продолжают приходить исправно, но оплачивать их никто не спешит. Да и суммы такие смешные, что управляющие компании не тревожатся.

— Мы улыбаемся, шутим, но сил не осталось никаких, — завершает Надежда Александровна. – Атмосфера в поселке просто угнетающая. Выглядываешь наружу, а на тебя разрушенные дома со всех сторон смотрят разбитыми окнами. Вон, через дорогу дом, видишь? Кажется, он нежилой, а там, между прочим, пенсионер проживает. Выбирается из комнаты только в день пенсии. Купит дешевого алкоголя и обратно в свою нору. Тоска, в общем…

Прощаемся с женщиной под аккомпанемент осыпающейся штукатурки. Солидный кусок падает буквально в нескольких метрах, осыпая нас градом мелких кусочков. Надежда Александровна грустно улыбается и идет за метлой.

соседи

Из окон Надежды Александровны открывается не самый приятный вид

«Мы бы рады помочь всем, но…»

В администрацию Кимовского района попадаю за несколько минут до обеденного перерыва. Одна из специалистов комитета ЖКХ, неодобрительно взглянув на удостоверение, соглашается выслушать мой вопрос о Шахтинском.

— Все оставшиеся там люди будут расселены, — отвечает сотрудница администрации. – Но сейчас назвать точную дату я вам не могу. Мы бы рады помочь всем, но их дома были признаны аварийными после первого января 2012 года. Таким образом, они не попали в федеральную программу расселения. Работа ведется, будьте уверены. Всех расселят, рано или поздно…

специалист кимовск

В администрации Кимовска искренее верят, что они расселят всех нуждающихся. Рано или поздно

Глава администрации Кимовского района тоже назвать точную дату расселения, к сожалению, не смог.

—  В поселке Шахтинский остается достаточное количество ветхого жилого фонда. Сейчас мы проводим работу по признанию оставшихся домов аварийными и будем решать вопрос переселения в перспективе. Заявку в Минстрой мы подали, надеемся, что будет выделено финансирование на новые дома, — прокомментировал ситуацию Эдуард Фролов.

Согласно данным центра ОНФ «Народная экспертиза», до сентября 2017 года в целом на территории всех субъектов РФ нужно было расселить 3,5 млн кв. м аварийного жилья — это 31,7% от целевого показателя. По результатам мониторинга, который проводился центром, целевой показатель 2016 года исполнен лишь на 86%, то есть расселено 2,3 млн кв. м из 2,6 млн кв. м. В полном объеме годовые планы по расселению аварийного жилья не исполнили 48 субъектов РФ, а в 10 регионах исполнение составило менее 50%. В Тульской области до конца 2017 года предстоит расселить 153 тыс. кв. м.

На сайте «Реформа ЖКХ» 60-летние разваливающиеся дома поселка Шахтинский еще не признаны аварийными. Остается надеяться, что это будет сделано до того, как в доме Надежды Александровны обвалится вся штукатурка. Или крыша.

крыша

Совсем не ветхое жилье, правда?

Фоторепортаж из Шахтинского ЗДЕСЬ.

Текст: Артем Жильцов

Фото: автора

 

Видео

Фоторепортаж