Посторонним вход нежелателен: В Тульской области строится моноэтническая деревня

   23.05.2018, 10:47

   Комментариев нет

Посторонним вход нежелателен: В Тульской области строится моноэтническая деревня

В первом квартале 2018 года работающие в России мигранты из Киргизии отправили на родину около 485 миллионов долларов США,  сообщает национальный банк республики Кыргызстан. Это примерно на 10% больше аналогичных показателей за прошлый год. В настоящее время на заработках в России находится от пятисот тысяч до миллиона граждан Киргизии. Оставаясь вдалеке от исторической родины, они стремятся общаться, сохраняя традиции и культуру своей страны. Вероятно, именно благодаря этому похвальному стремлению на территории Тульской области появилось село Ала-Тоо, позиционирующее себя как «лучший поселок для кыргызов рядом с Москвой».

«Всем рады, пусть приходят к нам в гости…»

Село Ала-Тоо расположилось в паре километров от деревни Пахомово Заокского района. Этот факт вызывает явное недовольство водителя такси, вынужденного объезжать кочки, трещины и выбоины проселочной дороги. Поворот на нужный населенный пункт указывает скромная табличка, на которой почему-то указана деревня Клищино. Впрочем, первая встреченная мной жительница поселка подтверждает, что прибыл я именно в Ала-Тоо.

— Что-то вы поздно «спохватились», мы успели зиму уже пережить тут, — улыбается мне находящаяся на позднем сроке беременности Виктория (здесь и далее имена изменены — прим. автора). – И вообще, ну какой интерес мы можем представлять? Подумаешь, киргизы покупают участки, строят дома и живут, сами по себе. Обычная деревня…

— Честно говоря, я впервые встречаю деревню, населенную исключительно представителями одной из стран СНГ.

— Ой, да ладно. Купить участок может абсолютно каждый, если что. Благо, цены недорогие. Около 20 тысяч за сотку. Да еще и в рассрочку можно взять…

IMG_0012

Строительные работы на территории Ала-Тоо не останавливаются ни на минуту

Поболтав с Викторией еще пару минут, выясняю, что на сегодняшний день в Ала-Тоо проживают всего две семьи. Остальная территория только застраивается новоиспеченными хозяевами. Купить участок, может быть, сумеет и каждый, но заселяться здесь планируют исключительно киргизы.

— Здесь нет ни магазинов, ни школ, конечно, но это все в перспективе, — рассказывает женщина. – Пока приходится ездить за продуктами в ближайшую деревню. Туда же и детей водим в школу. Люди покупают и покупают участки, так что без соседей остаться не боимся…

— Вам не кажется странным, что приезжая в чужую страну, вместо того, чтобы знакомиться с традициями коренного населения, приезжие будут от этого населения отделяться?

— Никто не будет отделяться. Мы всем рады, пусть приходят к нам в гости. Да вы сами пройдитесь, посмотрите, что и как…

Получив, таким образом, «благословение» Виктории, отправляюсь на осмотр будущей моноэтнической деревни.

IMG_9993

Пока что все улицы поселка ведут в никуда

Улочка Московская, Воронежская, Новосибирская

Каждый встречный приветливо улыбается и здоровается со мной. Поговорить при этом у нас не получается — на мои вопросы мужчины с той же приветливой улыбкой дают понять, что не говорят по-русски. И возвращаются к работе — устанавливают сваи, штукатурят стены домов, вбивают в землю указатели улиц. Кстати, названия для будущих улиц поселка выбраны в честь российских городов. Тут имеются улицы Московская, Воронежская, Новосибирская. Остановившись у одного из указателей, наконец, нахожу собеседника.

— Только не фотографируй меня, пожалуйста, — завязывает разговор пожилой мужчина в бейсболке, представившись Ильясом. – Мне лишняя публичность не нужна.

— А вы тоже тут участок приобрели?

— Если бы… Я здесь работаю. Еще пару домов отделаю, получу деньги, тогда можно подумать. Платят хорошо соотечественники, не обижают. Кроме этого, целый день на свежем воздухе – плюс для здоровья, опять же…

Ильяс кажется вполне довольным жизнью и делится планами на будущее. А планы там наполеоновские. Заработать на участок. Заработать на стройматериалы. В свою очередь, нанять соотечественников, которые будут возводить дом. Перевезти сюда семью.

— Эта деревня – настоящая сказка. Так и для нас проще, когда везде свои. И для местного правительства – мы собраны в одном месте, никому не мешаем. Просто живем и работаем. Я сам еще при Союзе образование получал, могу поддержать разговор. А молодежь пару слов на русском с трудом запоминает. Да и не считает нужным запоминать…

При этом, по словам мужчины, у большей части работающих в России мигрантов из Киргизии имеется российское гражданство. А ведь данный документ можно получить лишь только пройдя тест на знание русского языка…
Заговорившись со мной, Ильяс начисто забыл о том, что шел за водой для своего напарника — молодого киргиза, который недовольным тоном высказывает претензии на родном языке. Извинившись, Ильяс поспешно семенит прочь, так что экскурсию по поселку завершаю в гордом одиночестве.

IMG_0022

Деревянные конструкции чередуются с более добротными, сделанными из кирпича

Для чего и зачем?

Удивительно, но несмотря на то, что поселок строится уже больше года, некоторые жители Пахомово узнают об Ала-Тоо из разговора со мной. Кто-то тактично уходит от ответа. Кто-то возмущается. Кто-то изумленно качает головой, уточняя о количестве «соседей»:

— На самом деле, ничего плохого тут нет, если подумать. Мигранты сейчас везде. Пускай лучше они будут на виду. Хотят жить по своим законам, пусть живут, лишь бы не безобразничали у нас в деревне…

Ничего плохого в национальном анклаве не видит и глава администрации Заокского района Николай Тимаков:

— Я общался с продавцом, который реализует продажи данных участков. По его словам, там планируется продать 1100 участков. И все они будут проданы именно киргизам. Если все это не будет угрожать национальной безопасности, то можно считать данную инициативу положительной…

По сообщению представителей фирмы, выкупившей для создания кыргызского села землю около Пахомово, на сегодняшний день продано 600 участков. Уточняется, что там проведен свет, а в будущем подведут и газ. Представители фирмы легко идут на контакт и отвечают на все вопросы. Кроме, пожалуй, главного: а для чего это все, собственно, нужно? И кто дал согласие на строительство этнической деревни в сотне километров от столицы России?

Европейский опыт дает понять, что создание закрытых этнических сообществ — затея не самая удачная. Примеры Косово и албанцев, Германии и ее арабских кварталов, более чем доходчиво обрисовывают примерное будущее национальных анклавов. Но кажется, что учиться на чужих ошибках некоторые из нас просто не способны.  Так и получается, что совсем скоро на карте нашей страны появится деревня, в которой не будет ни одного русского жителя. И не хотелось бы в это верить, но что-то подсказывает, что на бывшей когда-то исконно русской земле русским будут не особо рады.

IMG_9984

Юный житель Ала-Тоо чувствует себя в России вполне комфортно

P.S. После моего визита в строящийся поселок, сайт alatoo71.ru, претерпел значительные видоизменения. С главной страницы таинственным образом пропало описание «самой большой киргизской деревни в России». Единственное, что не дает усомниться в том, что передо мной открыта нужная вкладка — имя консультанта по поселку: Баарикан Айылчиева…

maV7KkEOYw8

Текст: Артем Жильцов

Фото: автора

Напоминаем, что мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Видео

Фоторепортаж