Бастион падет или окрепнет: Журналист ТСН24 – о скандале вокруг курсов подготовки военкоров

   02.10.2019, 11:12

   Комментариев нет

Бастион падет или окрепнет: Журналист ТСН24 – о скандале вокруг курсов подготовки военкоров

Накануне ряд федеральных СМИ опубликовали пост одного из редакторов РИА Новости о том, что он был бит на курсах практической подготовки журналистов для работы в экстремальных ситуациях «Бастион». 30-летний сотрудник информационного агентства требует от Следственного комитета возбуждения уголовного дела и привлечения к ответственности тех, «кто отдавал приказы об издевательствах». Выпускающий редактор ИА ТСН24 Антонина Маркова – о реакции журналиста и о собственном опыте на «Бастионе». От первого лица.

Переписывать пост редактора РИА Новости о том, как он страдал на курсах военных журналистов не стану, но коротко опишу. Молодой человек заявляет, что участники подверглись избиениям со стороны морпехов, которые брали их в «заложники», в результате чего некоторые из корреспондентов получили травмы. Кроме того, его возмутило присутствие на занятиях, и как следствие на курсантах, бараньей крови. Также журналист оказался недоволен бытовыми условиями: их поселили в казарме (как и курсантов других лет), заставляли ходить строем, запретили покидать территорию войсковой части, где проходили курсы. Кстати, после того, как в Интернете началась шумиха свою страницу в «Фейбуке» он закрыл. Но сейчас не об этом.

В этом действе мне посчастливилось поучаствовать в 2018 году. Посчастливилось, не потому что я люблю БДСМ, а по мнению представителя РИА Новости – это БДСМ-курсы, – а потому что такой опыт и багаж знаний я не получу нигде. Разве что на реальной войне. Но согласитесь, гораздо проще и спокойней отправляться в зону военных действий, когда у тебя в черепной коробке есть хоть какое-то представление о том, что с тобой может произойти. И это не присутствие в числе пула, а отношение к пулу везде одинаковое – и у президента, и в правительстве, и у Минобороны – тебя водят чуть ли не за руку, и не дают ступить шагу без разрешения «главных».

Совру, если напишу, что нам не было страшно, или легко. Нет, нам было тяжело, и мы стрессовали. Один из курсантов покинул наши ряды уже на второй день. Уехал он по рекомендации военного психолога Алексея Захарова, которого, к слову, коллега в своем посте обругал.

Каждый из нас, прежде чем начать обучение, получил на подпись бумагу, в которой мы давали согласие на то, что принимаем на себя риски физических и психологических травм. При этом ни у кого не были связаны руки и ноги (ну до момента захвата в заложники), каждый из нас в любой момент мог сказать:

«Все! Баста! Я ухожу!»

А травмы мы получали. Например, коллега из Москвы (о таких обычно говорят метр с кепкой и в прыжке), во время нашего захвата в заложники из-за маленького роста и мешка на голове, во время движения с каждым шагом получала прикладом по лбу и брови. Отлетали в наши уставшие тела и гильзы холостых патронов, оставляя кровавые отметки. Я, человек, написавший этот текст, вернулась с разбитым коленным суставом. На месте врач Артем Катулин, обучавший первой помощи, выкачивал из сустава жидкость.

Игра в захват в заложники достойна отдельного пояснения. Суть занятия в том, чтобы журналист, отправляющийся в зону военных действий, имел представление о том, что с ним сделают террористы, если тот попадет в их руки. Никто не поселит представителя СМИ в пятизвездочный отель с системой all inclusive, не будет включать ему классическую музыку вместо звука автоматной очереди над головой. Именно это пытался донести до курсантов всех лет глава Союза писателей России Николай Иванов, пробывший в плену у чеченских сепаратистов несколько месяцев 1994 году. Журналист для боевика – либо способ манипуляции, либо способ заработать. Он – не человек, как бы это не оскорбляло редактора РИА Новости.

Курсы «Бастион» – это история об экзистенциальном опыте, на основании которого ты можешь сделать вывод только о том, готов ли терпеть еще большие неудобства и страдания, чем дадут курсы, на реальной войне. На выходе из войсковой части с сертификатом, разрешающим работать в зоне боевых действий, ты поймешь твой личный бастион пал или окреп.

 

Видео

Фоторепортаж