Close
plug
Лента новостей
Все новости Все новости Все новости

Анри Хагуш: В Туле доброжелательная публика

Интервью с защитником "Арсенала" Анри Хагушем из официального издания ПФК «Арсенал» к матчу 20-го тура чемпионата России по футболу «Арсенал» - ЦСКА.

- Анри, в начале интервью давайте вернемся в ваше детство. Интерес к футболу сразу проявился?

- Не совсем. Однажды в Гаграх, где я родился и вырос, отец привел меня и старшего брата Алхаса на тренировку. Началась игра, а спустя некоторое время я ушел с поля и отправился домой. Отец сидел на трибуне и был в шоке.

- Сколько вам тогда было лет?

- Девять, по-моему.

- Вы ушли, а брат остался?

- Да, но Алхасу, который старше меня на год, не повезло. Как и я, брат играл в школе московского «Спартака», однако затем получил серьезную травму – порвал «кресты» и закончил с футболом в 2001 году. Сейчас он живет в Абхазии.

- Вернулись на поле по настоянию отца?

- Года через два я пришел в школу «Динамо» (Гагры) к тренеру Роберту Бостанджяну. Он в свое время играл в высшей лиге союзного чемпионата за СКА Ростов и «Арарат». Никто не заставлял идти в футбольную школу, просто в детстве мне не очень нравилось ходить на тренировки. Потому и ушел в первый раз с поля, что с ребятами во дворе казалось интереснее.

- Что за двор у вас был?

- Самый веселый двор в курортном городе – три дома вместе, внутри спортивная площадка, на которой мы проводили дни напролет.

- Был такой советский фильм «Зимний вечер в Гаграх». Передайте колорит своей малой родины.

- Гагры... Это такая красота, особенно летом! Море, закаты, великолепная природа.

- Скучаете по дому?

- Конечно. В 13 лет я уехал в Москву в академию «Спартака». В прошлом году вообще дома не был, только на Новый год. Навестил родителей, брата, друзей.

- В юности на какой позиции играли?

- В 2001 году в спартаковскую школу пригласил Александр Шикунов, в то время отвечавший за селекционную политику красно-белых. Там играл в центре полузащиты, среди моих однокашников - Алексей Ребко и Олег Иванов.

- Тогда у вас уже не было сомнений в карьере профессионального футболиста.

- Нет, конечно. Футбол всегда нравился, это моя жизнь. Мне даже больше по душе, когда идет сезон – подготовка, матчи. Отдыхать тоже нужно, но тогда я скучаю по любимому делу.

- Трудно представить, что будет, когда придется завершать карьеру.

- Мне 28 лет, и я пока не задумывался об этом. Хотя когда травмировал крестообразные связки, мог надолго остаться вне игры. Шел 2013 год, травму получил в жодинском «Торпедо-БелАЗ». Это случилось в стартовом туре чемпионата Белоруссии, но при этом сыграл полный матч. И только придя домой понял, что ходить не могу, колено не сгибается. Сделали МРТ: оказалось, на искусственном поле полетели «кресты», связки, мениск. Улетел в Италию на операцию, после началось восстановление. Здесь любопытный момент. На следующий день после операции ты должен идти в тренажерку, никто костыли не дает. Полтора месяца провел в Италии, мне написали программу реабилитации, по которой продолжал заниматься дома. Всего пропустил четыре с половиной месяца. Потом сразу вышел – против БАТЭ в Жодино. Тренеру говорил, что выйду минут на 10, а Игорь Криушенко в ответ: сколько сможешь, столько и играй. Смог больше 60 минут.

- Вы несколько лет провели в ведущем белорусском клубе БАТЭ. Для вас это самые яркие воспоминания?

- Приятно вспоминать чемпионские титулы в Белоруссии – их четыре, но самые сильные эмоции от двух выходов в групповой этап Лиги чемпионов.

- БАТЭ не может не вызывать симпатий. Победы последних лет, в частности над «Баварией», помнят многие болельщики.

- Победы над «Баварией и «Лиллем» - это осень 2012 года, тогда я не был в команде. Но не менее памятны матчи в нашей первой Лиге чемпионов в 2008-м – две ничьи с «Ювентусом», ничья с «Зенитом». Причем дома с туринцами мы вели 2:0, но упустили победу.

- Пример БАТЭ показывает, что, к счастью, не все зависит от денег в современном футболе.

- Весь бюджет БАТЭ меньше стоимости одного игрока мадридского «Реала», который также был нашим соперником в розыгрыше Лиги 2008/2009 годов. Клуб из Борисова достойно играет с европейскими суперклубами по одной простой причине: БАТЭ, как одна семья, психологический микроклимат очень хороший, нет дистанции между президентом, тренерским штабом и игроками, между самими футболистами. Кроме того, в Борисове развивают инфраструктуру. В этом сезоне построен новый стадион, мы его как раз и открывали. То есть БАТЭ очень сильно поднял планку развития, клуб постоянно прогрессирует и ставит максимальный цели. Считаю, что БАТЭ прилично смотрелся бы и в российской премьер-лиге.

- Как вы находили мотивацию в белорусском чемпионате после матчей Лиги чемпионов?

- Понятно, что в Лиге совсем другие реалии – скорости, мышление, цена ошибки, антураж. Непросто перестроиться с такого уровня, но обычно мы после лигочемпионских игр уверенно выглядели и во внутреннем чемпионате.

- У вас был шанс продолжить карьеру в Европе?

- Конкретных предложений не поступало, а какие-то разговоры нельзя считать серьезным поводом.

- Ваша позиция на поле неизменна на протяжении последних лет.

- В 2006 году в БАТЭ выходил то слева, то справа, но в последнее время постоянно занимаю место правого защитника.

- Неожиданный поворот. Получив лигочемпионский опыт в БАТЭ, вы спустя некоторое время, в 2012 году, оказались в первом российском дивизионе.

- Нижнекамский «Нефтехимик» - фарм-клуб «Рубина», а с казанцами в то время меня связывал четырехлетний контракт. Странно получилось, «Рубин» меня никуда не отпускал, только в аренду. Так в моей биографии возникли «Кубань», «Ростов», нальчикский «Спартак» и уже упоминавшийся «Нефтехимик». О сезонах в Краснодаре и Ростове-на-Дону остались хорошие впечатления – от команд, городов, болельщиков.

- То есть, заключив контракт с «Рубином», вы ни разу за него не сыграли.

- Именно так. На предсезонке прошел с командой Бердыева только второй сбор, а затем был отдан в аренду в «Кубань» и больше в «Рубине» не появлялся.

- Тяжело, наверное, скитаться по арендам.

- Трудно с психологической точки зрения чувствовать, что ты временный. Гендиректор «Ростова» Юрий Белоус хотел оставить в команде, но «Рубин» не согласился. Ушел на три месяца в Нальчик, а когда вернулся домой, получил справку из казанского клуба: я мог либо самостоятельно тренироваться, либо уйти в «Нефтехимик». Выбрал второе. Пусть ФНЛ, но игровую практику ничто не заменит.

- 9 марта «Арсенал» играл в Казани. Ни с кем из старых знакомых не довелось встретиться?

- Кто меня брал, тех уже нет в казанском клубе.

- В тот день мы могли избежать поражения?

- Первые 15 минут были просто ужасные с нашей стороны, так вообще нельзя играть. Потом были у нас моменты, чтобы забить. Незаслуженный результат? Мы проиграли, очки уже не вернешь

- Вы любите и умеете подключаться в атаку. В начале кубкового матча против «Газовика» оказались на месте центрфорварда и едва не замкнули прострел Тесака.

- Чуть-чуть не хватило в этом эпизоде, чтобы замкнуть передачу. Вообще в тот вечер «Арсеналу» фатально не везло.

- Зато в игре с «Локомотивом» записали на свой счет голевую передачу и с тремя ударами стали лидером команды по этому показателю.

- Приятно, конечно, но не это главное. Мы смогли победить сильного соперника. Надеюсь, наши дела теперь пойдут лучше. А что касается ударов по воротам Гилерме, то, к сожалению, ни разу в створ не попал. Значит забью в следующий раз!

- Свои последние голы помните?

- У меня их не так много, чтобы забывать. В прошлом году забил два мяча. Один из них помог пройти в первом квалификационном раунде Лиги чемпионов албанский «Скендербеу». В Борисове сыграли по нулям, в ответной встрече я открыл счет: головой замкнул подачу слева. В Албании сыграли 1:1, и БАТЭ прошел дальше. Второй гол забил в чемпионате Белоруссии в принципиальном матче с минским «Динамо», который мы выиграли 2:1.

- Как для себя оцените минувший год, который провели в составе БАТЭ?

- Победа в национальном чемпионате и участие в группе Лиги чемпионов – однозначно успешный год. Тут есть одна особенность. Мой второй приход в борисовский клуб состоялся по приглашению Александра Ермаковича. С нынешним главным тренером я играл в БАТЭ в 2006-2008 годах. Он поверил мне, и я не мог подвести. Вообще считаю очень важным момент доверия, человеческого контакта между игроком и тренером.

- Как себя чувствуете в новом коллективе?

- Адаптируюсь в «Арсенале», здесь хороший коллектив. Самое главное для всех нас – выигрывать.

- В БАТЭ вы решали совсем другие задачи, если не принимать во внимание силу чемпионатов России и Белоруссии.

- Да, там боролся за чемпионство, сейчас – за выживание. Но и то, и другое достигается одинаково, через предельную мобилизацию и концентрацию сил и характера. У нас осталось мало игр, каждое очко на вес золота.

- Как возник вариант с «Арсеналом»?

- Прошлым летом позвонил спортивный директор тульского клуба Александр Маньяков. Начали общаться, затем были встречи с руководством «Арсенала». В декабре все решилось окончательно, я подписал контракт на два с половиной года.

- Успели почувствовать энергетику тульского стадиона?

- Первая игра на Кубок России собрала много людей, это было приятно. В холодную погоду болельщики активно поддерживали нас на протяжении всех 120 минут. Даже провожали аплодисментами, хотя мы проиграли. В Туле доброжелательная публика, хочу еще раз сказать спасибо болельщикам.

- Многих интересует, почему вас назвали Анри? Понятно, что знаменитый в недавнем прошлом французский форвард Тьери Анри здесь не причем.

- Анри – так иногда называют мальчиков в Абхазии. Отец назвал меня в честь своего друга.

- Ваш отец тоже футболист?

- Енвер Ясонович играл в Абхазии, был вратарем в «Динамо» Гагры. В советское время многие именитые клубы приезжали к нам на предсезонку, и вот однажды команда моего отца проводила контрольный матч с киевским «Динамо». Хозяева победили 3:2, отец взял два пенальти. После этого Лобановский прислал письмо с просьбой отпустить вратаря на просмотр в «Динамо» Киев, но моя бабушка, то есть мама отца, его не отпустила. Сказала: или я, или футбол. Отец бросил футбол.

- Так принято слушаться в Абхазии женщин?

- Нет, просто так решила моя бабушка. В каком-то смысле история повторилась со мной: мама не хотела отпускать меня подростком в Москву, но тогда уж папа настоял.

- В академии «Спартака» вы не только тренировались, но и ходили в обычную школу. Какой предмет вам особенно нравился?

- Алгебра. Другие предметы не увлекали.

- Что для вас главное в жизни?

- Чтобы были здоровы родные и близкие. Надо уметь радоваться тому, что есть в жизни.

- Что нравится, а что не любите?

- Нравятся мощные, спортивные автомобили. Не в скорости дело, я как раз не сторонник высоких скоростей. Нравится ощущение силы, скрытой мощи. Люблю кино, есть интерес к итальянскому языку. Брат прожил на Апеннинах шесть лет, чисто говорит на итальянском. Мой словарный запас не такой внушительный, но занимаюсь самообразованием. Надеюсь, овладеть этим красивым языком.

А вот чего не люблю, так это летать на самолетах. Если есть возможность выбора, отдаю предпочтение перемещению по земле. В свое время даже отказался от предложений из первого дивизиона, где приходится много летать.

- Ну что касается итальянского, то вам можно брать уроки у главного тренера «Арсенала».

- Знаю, Дмитрий Анатольевич говорит по-итальянски. Спасибо за совет.

- Как вы считаете, с чем в первую очередь ассоциируется Абхазия?

- С солнцем и гостеприимством. Абхазцы радушны. Я никого не делю по национальному признаку. В первую очередь ценю в людях человечность. Мои самые близкие друзья – Максим Жавнерчик, с которым играл в БАТЭ и «Кубани», и Леша Ребко. С ним я учился в академии «Спартака», сейчас он выступает за «Ростов». В Абхазии много мандаринов, но, знаете, это такая проблема собрать их (улыбается). Просил недавно брата Алхаса снять мандарины с дерева, а ему лень (смеется). Вот и пришлось нам с отцом собирать их.

- Видимо, брат был очень занят.

- Да, у него семья, двое детей.

- А вы еще не создали семью?

- Нет, всему свое время.

- Напоследок расскажите какую-нибудь историю, которая вызовет у болельщиков добрую улыбку.

- Розыгрыш? Сейчас подумаю... Был такой случай. Когда играл в «Кубани», ребята на сборах в Австрии хотели подстричь меня, а шевелюра моя была пышнее, чем сейчас. Заговорщиков было, по-моему, четверо, среди них Тлисов и Джиоев. Они еще Касаева поймали, хотели его лишить волос, но Алан подписал контракт с «Рубином» и просил его не трогать. Алан и предупредил о намерениях Тлисова и компании в отношении меня. И вот раздается стук в дверь моего номера в отеле (я жил с Жавнерчиком на втором этаже, внизу – кафе), открываю - ребята с ножницами забегают. Но я был в кроссовках и выпрыгнул в окно. Как вам история?

Опечатка в тексте? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на ТСН24 в
Поделиться
Яндекс.Метрика

Мы используем cookie-файлы, чтобы улучшить сайт для вас. Подробнее в Политике использования cookie-файлов.