Close
plug
Лента новостей
24 июля
Все новости Все новости Все новости

Сергей Михалок: «И мозга у меня нет»

Кто бы мог подумать почти десять лет назад, когда вышла первая часть трибьюта «Гражданской обороны» с участием группы «Ляпис Трубецкой», где Сергей Михалок своим фирменным голосом спел песню раннего Летова «Государство», что дело зайдет так далеко.

Тогда этот трибьют, который собрал самых разнообразных «конформистских» музыкантов, чтобы те перепели нонконформиста Летова, воспринимался как постмодернистская ирония – злая или не очень. Известно, что сам Егор Летов тогда очень обрадовался, послушав эту пластинку. И даже окрестил ее очередным «Коммунизмом». И вот теперь уже Сергей Михалок – чуть ли не прямой антигосударственник, его концерты запрещают в Белоруссии, он играет ска-панк, поет про социальную несправедливость и угнетение рабочего класса, не пьет, не курит, занимается спортом и цитирует Берроуза. От прежнего разгильдяйского образа дебиловатого парня из рабочих кварталов Белоруссии, поющего песни о несчастной и счастливой любви простых пацанов, не осталось и следа.

– Время пошло, песочек сыплется, – так суровый Михалок предваряет свое интервью тульской прессе за час до начала концерта. Дескать – нечего время попусту тратить. Сергей – коротко стрижен, в шортах и обильно покрыт татуировками. Он отдаленно похож одновременно на нацбола и на Владимира Маяковского.

В свой тульский концерт, организуемый рок-клубом «Молот», группа презентовала свой новый альбом «Веселые картинки. Этот альбом – более романтичный, как называет его сам Михалок. Предыдущая трилогия (альбомы «Капитал», «Манифест» и «Культпросвет») – были как три подряд вмазанные оплеухи мещанскому миру, погрязшему в пороках и гламуре.

– Нам так кажется, или вы выглядите уставшим? – звучит первый вопрос.

– Давайте не будем задавать вопросов, которые не имеют к нашему мероприятию никакого отношения. Не важно, как я выгляжу перед концертом или после концерта, важно, как я выгляжу на сцене. Моменты какого-то лицедейства требуют достаточно спокойного и раскрепощенного отношения к жизни. Я просто спокойный – и не уставший. Мы вот буквально только что на турнике показывали свою богатырскую удаль. И я вам скажу, что в своем самом уставшем состоянии я вас на стометровке сделаю. А вообще – я взрослый человек, мне сорок лет, мне кажется, что я и должен так выглядеть. Я же не делаю ботокса, не делаю никаких косметологических процедур, потому что считаю, что это зазорно для современного мужчины. Все эти заигрывания с метросексуализмом – это заговор каких-то косметологических холдингов. Женщины уже давным-давно, как зомби, втянуты во все эти игрища с косметологическими услугами. А если еще и нас втянуть, то это просто ужас будет.

— С какими группами вы хотели бы выступить на одной сцене, с какими музыкантами, чьи песни вы поете в душе, например?

– Я не пою в душе. Я не Нарцисс, и мне не интересно самолюбование. Мне хватает сценического пространства для того, чтобы воплощать все свои творческие фантазии. Я люблю сольные концерты, еще я люблю фестивали. А на фестивалях я очень люблю выступать с группами, которые я не люблю. Потому что в этом есть такой соревновательный древний шутовской дух. То есть – как раньше, когда на площади выступали музыканты, и все ненужные вещи, связанные с маркетингом, промоушном и с шоу-бизнесом, уходят вдаль – и остаются только группа и публика. Мне нравится соревновательный дух многих фестивалей и, в принципе, мы любим утирать людям носы. Это такое соревнование стилей, соревнование идеологических позиций. Мне кажется, что нам не хватает сейчас какого-то духа Серебряного века, когда символисты, футуристы, акмеисты, когда прекрасные представители поэтической элиты, люди с различными творческими концепциями – Гумилев, Маяковский, Хлебников – сталкивались на чтениях, жизнь бурлила – и победителями выходили действительно самые сильные и самые талантливые. Сейчас это все достаточно вялотекуще. А если говорить о том, что я слушаю, то есть один из штампов, что в нашем коллективе слушают исключительно ска-панк и что-то типа «Clash» и «Sex Pistols», либо Игги Попа. Конечно, есть очень много групп, связанных именно с этим направлением, но я слушаю много электронной музыки, вообще слежу за мировыми тенденциями. Мне кажется, что действующий музыкант должен оставаться действующим меломаном, чувствовать современный пульс планеты, поэтому я в принципе слушаю очень много музыки.

– А за теми отзывами, что пишет о вашем новом альбоме пресса, вы следите?

– У меня нет Интернета, я не смотрю телевизор, и я редко читаю какие-то издания. Хотя резонансные вещи до меня доходят. Специально я не мониторю, знаю какие-то вещи, но меня это, в общем, не очень интересует. А если говорить о резонансе и реакции, то мы – группа достаточно эпатажная, поэтому резонанс есть всегда. Кого-то мы можем задевать, у кого-то я могу вызывать раздражение. Но я, в общем-то, хочу выводить людей из себя, наша группа этому способствует. Мы же не группа «Sigur Ros», мы не играем в каких-то чил-аутах, мы не фоновая группа. Мы в любом случае вызываем огонь на себя, мы эпатируем людей, задираем их. Мы балансируем между Пьеро и Арлекино. А если говорить о реакции, то меня волнует гастрольный график и люди, которые ходят на концерты.

– А публика поменялась у вас из-за ваших изменений?

– Ну да. Кто-то умер, кто-то заново родился, кто-то спился, а кто-то наоборот пришел в себя. Конечно, люди меняются. Кто-то ходит давно на наши концерты, для кого-то только сейчас произошел момент озарения. Для кого-то интересно то, что мы делали когда-то давно, для кого-то интересно социальное противостояние, кому-то не хватает романтики. Вот после последнего альбома «Веселые картинки» я вижу, что появилось очень много романтичных молодых людей, барышни стали ходить на концерты. Но я не занимаюсь мониторингом и анализом, я действую достаточно эмоционально, быстро двигаюсь вперед. Анализ – это не моя философская жизненная концепция. У меня на это нет времени. И мозга у меня нет. Рациональный план у меня очень слабый.

– Ваши концерты запретили в Белоруссии. Вы с этим смирились?

– Что значит смирились? Знаете, как говорил Берроуз (Уильям Берроуз, американский писатель, один из главных «столпов» битнической культуры – прим. Авт.) : «Я знаю, что меня многие ненавидят, но вопрос в другом: что они могут с этим сделать?». У меня полно сил, и я верю в то, что энергия рождается из противодействия. Я не какой-то жизнерадостный эмбрион, я не живу в каком-то утопическом мире. Если в наших песнях, в нашей музыке очень много утопического, идеального мира, если мы говорим о вещах, которые являются маяком и идеалом для всех вольнодумцев и для тех, для кого свобода является чем-то надрелигиозным, то мы воспеваем этот идеальный мир. Но я практик и вижу, что мир несовершенен. А в борьбе, в противодействии мы закаляемся, становимся сильнее. Чем больше давления со стороны, тем сильнее становится наша творческая мускулатура. Я не аутсайдер, я верю, что нас мало, но мы в авангарде. Это мое такое переосмысление вот этой панковской концепции. Мы не сдаемся, мы не забиваемся в угол – мы наоборот становимся сильнее. А то, что нас запрещают – в общем-то, эта тенденция не нова, и любое тоталитарное общество так или иначе приходит к каким-то таким плачевным моментам. Сначала запрещают литературу и музыку, потом начинается борьба с любым инакомыслием и с любой свободной мыслью.

– Как вы любите проводить свободное время?

– Вообще, я разве похож на праздного человека? Это у бездельников всегда очень много времени, мы же – рабочий класс от музыки. У меня нет свободного времени. Я дорожу каждой секундой своей жизни, чтобы обеспечить себе осознанное и ясное пространство вокруг себя. Каждую секунду своей жизни нужно бороться за каждый сантиметр своего свободного автономного плавания. И, по-моему, это обязанность каждого человека. Поэтому у меня нет свободного времени. Я занимаюсь спортом, я читаю книги, я смотрю фильмы, встречаюсь со своими друзьями. Я не пью и не курю, и не провожу время на каких-то пляжах. Я не хожу на вечеринки и светские рауты. Все это глупо и не имеет отношения к реальной жизни. Это квазимир, созданный при помощи каких-то иллюзий. Этот мир есть только в телевизоре.

– В вашей песне «Я верю» вы поете, что вы верите в Иисуса Христа, в Будду, в Кришну. Вы мультирелигиозны?

– Это песня не о религии. Она не имеет никакого отношения к теологическим понятиям, это просто выражение моего глубокого уважения к миру. Я не понимаю многих концепций, многое для меня недоступно, но я, как крошка-енот, показываю миру свое главное оружие – улыбку. Это песня не интимная и не камерная, она не имеет отношения к моим истинным предпочтениям.

– Хотели бы вы, чтобы, подобно тому, как все вегетарианцы хотят, чтобы все люди на земле перестали есть мясо, чтобы все стали слушать только вашу музыку?

– Это вообще-то утопия. Я люблю людей в их индивидуальном проявлении. У каждого человека есть своя собственная миссия, об этом мы и поем. Я люблю хор ярких индивидуалистов. Нужно найти свое место под солнцем, найти свою истинную миссию, вычислить ее. Найти с помощью каких-то знаков, с помощью знаний или с помощью интуиции. И выполнить эту миссию. Мы красивы в своей индивидуальности. Это сотворчество высшим силам – проявлять свою индивидуальность, не быть зомби, вырываться из контекста вот этого общественно-политического лекала, не быть таким, как все. Это обязанность – быть не таким, как все. Поэтому я люблю совершенно разных людей, мне нравятся люди с совершенно разными предпочтениями, с разными вкусами, мне нравится, когда звучит разная музыка, мне нравится, когда снимаются разные фильмы. Я не люблю шаблоны, я не люблю массовое и вульгарное искусство, потому что это все попахивает конформизмом. А конформизм – это очень опасно.

На концерте «Ляписов» для тульского рабочего класса Михалок выглядел совсем не уставшим – рубил, что есть мочи. Кстати, на этот концерт вслед за «Ляписами» приехали двое их земляков – Иван и Сергей, добравшиеся в Тулу из Гомеля автостопом. А это, ни много, ни мало – километров семьсот. В Белоруссии ведь целый ряд концертов группы отменили без объяснения причин. И чтобы не вводить никого в заблуждение, группа сама отменила все остальные белорусские концерты. Так что «Веселые картинки» послушать и посмотреть в Белоруссии можно теперь будет только лишь в пресловутом Интернете…

Опечатка в тексте? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на ТСН24 в
Поделиться
Яндекс.Метрика

Мы используем cookie-файлы, чтобы улучшить сайт для вас. Подробнее в Политике использования cookie-файлов.