Сергей Песенников: Буду добиваться отмены приговора

   13.02.2018, 09:44

   Комментариев нет

Сергей Песенников: Буду добиваться отмены приговора

– Если Верховный суд меня оправдает, я снова поверю в судебную систему, – говорит бывший полицейский Сергей Песенников.

Полгода назад, несмотря на все доводы защиты, он был признан виновным в служебной халатности.  ИА ТСН24 и телеканал «Тула24» стали первыми СМИ, которым Сергей согласился дать интервью, и рассказать свою версию произошедшего два года назад на Косой Горе.

Массовое убийство

Сейчас Сергею Песенникову 26 лет. До определенного момента он был обычным лейтенантом полиции. Молодой человек звезд с неба не хватал: прежде, чем попасть на должность оперативного дежурного по линии «02», полтора года проработал участковым в Заречье, а потом инженером-электроником. В один день жизнь полицейского поделилась на «до» и «после».

29 мая 2015 года он заступил на дежурство.  Тот день мало чем отличался от остальных 364 дней в году. За день молодой страж порядка принял более четырехсот звонков. Ночью он отправил отдыхать своего напарника, а сам остался на посту. В четвертом часу утра 30 мая поступил звонок:

– Алло! Полиция! Это Косая Гора! Орловское шоссе! Здесь убили бабушку.

– Что сделали?

– Убили бабушку.

– Орловское шоссе. Дом?

– Двадцать шесть.

– (Помехи) Дом двадцать шесть? Частный или квартира?

– Да. Частный, частный.

– А кто убил бабушку?

– Паца… Дядя. Быстрей. Он еще там!

– Как фамилия твоя?

– Алексеева Алла (имя и фамилия изменены – прим. редакции)

– Чем он ее?

– Ножом.

– (помехи) Ножом?

– И «скорую».

В ту ночь на Орловском шоссе, 26 разыгралась кровавая драма: мигрант из Узбекистана Сирожиддин Шералиев зарезал пять человек, среди которых оказались трое детей. Еще двум присутствующим в доме – мальчику и другому иностранцу, – удалось выжить благодаря оперативному прибытию медиков.

Убийца Сирожиддин Шералиев давал взятки, чтобы избежать выдворения из России

Шералиев хладнокровно резал женщин и детей

Не сложно догадаться, что одним из участников телефонного разговора был тот самый Сергей Песенников. Ему успела позвонить девочка, которая вскоре была зарезана. Звонок был прерван через 40 секунд по независящим от стража порядка обстоятельствам.

Через считанные секунды после беседы с ребенком, Песенников позвонил в отдел полиции «Косогорский», чтобы передать сообщение о возможном убийстве.

– Вся информация, поступающая в дежурную часть, носит вероятностный характер, – пояснил во время интервью Сергей. – Пока сведения не проверены, они не являются объективными. Бывают и ложные вызовы.

Трубку на Косой Горе взял помощник оперативного дежурного. Песенников ему передал, что поступило сообщение об убийстве и нужно информацию проверить. Вместо того, чтобы передавать сведения дальше, косогорский полицейский начал выяснить, в их ли ведении находится указанный дом.

– Смотрите, Орловское шоссе, 26, это ваш частный дом?

– Сейчас, погоди, по карте гляну, – услышал в ответ Сергей.

– Там срочно, там вроде убийство.

– Ну не пуга-а-а-ай, – протяжно ответили на том конце провода. – Орловская, Орловская… Сейчас, сейчас. Пушкина, Пушкина. Ху****на (нецензурно). Так. Секунду, у дежурного спрошу.

пушкина

Расшифровка стенограммы разговора Песенникова с косогорским полицейским.

Уточнив данные, косогорский страж порядка передал информацию об убийстве вневедомственной охране. Те, прибыли на место через несколько минут после звонка. Увидев, что из дома выходит мужчина, правоохранители побежали к нему. Тот бросился наутек, но все-таки был задержан.

Вскоре на сайте МВД России по Тульской области появилась информация, что в ведомстве рассмотрят вопрос о награждении Сергея Песенникова, так как он способствовал скорейшему раскрытию преступления и задержанию преступника.  

Героем страж порядка пробыл недолго… А вот сотрудники вневедомственной охраны свои награды получили в декабре 2017 года из рук губернатора Тульской области.

Уголовное дело

Через некоторое время было объявлено, что Песенников стал подсудимым. Ему предъявили обвинение в служебной халатности.

Следствие длилось год — столько же, сколько делу Шералиева. В июле 2016-го материалы начали рассматривать в Центральном районном суде. Несмотря на это, страж порядка продолжал работать в органах – руководство тульского МВД после проведения внутренней проверки не выявило каких-либо нарушений в работе молодого полицейского.

Спустя несколько заседаний адвокат Песенникова Сергей Зубарев ходатайствовал о возвращении дела на дорасследование. Судья Юлия Воеводина согласилась с доводами защиты и 16 томов уголовного дела вернулись к следователям.

зубарев и песенников

Спустя несколько месяцев Сергею предъявили новое обвинение. Из материалов были убраны некоторые, по мнению Песенникова, важные для объективного рассмотрения, моменты. Например, исключили часть, где говорилось о том, что Шералиев мыл ножи и «заметал» следы преступления.

Со второй попытки полицейского все-таки осудили. Приговор ему вынесла судья Татьяна Турчина: молодой человек был признан виновным в халатности, но к моменту окончания процесса у дела истек срок давности и он был освобожден от наказания. Из правоохранительных органов Песенников был уволен, в связи с наличием судимости.

Из-за множественных нарушений, который были допущены  в ходе судебного процесса, молодой человек со своим защитником подали кассационную жалобу.В ее рассмотрении было отказано, за неимением достаточных оснований.

Есть что сказать

С момента оглашения приговора прошло уже полгода. Теперь уже бывший полицейский готов говорить и рассказать свою версию произошедшего.

IMG_0908

Песенников не боится камер. Говорит, ему нечего скрывать.

Борьба в Туле закончилась – впереди Европейский суд по правам человека и Верховный суд Российской Федерации, – Сергею есть что сказать.

Несмотря на все превратности судьбы, молодой человек чувствует себя уверенно и не опустил руки. Говорит, что готов идти до конца – терять уже точно нечего.

Тебя признали виновным в халатности. Приговор апелляционным судом оставлен без изменения, кассационная жалоба – без рассмотрения. На данный момент есть какой-то шанс бороться дальше и готов ли ты к этому?

-Шанс есть, бороться готов. Мы не будем оставлять это дело. Хотим довести до конца, хотя бы для того, чтобы понимать, что я сделал все, что мог. Буду добиваться отмены приговора. На данном этапе мы собираемся жаловаться в Европейский суд по правам человека, потому что срок подачи жалобы туда ограничен. В дальнейшем будем обращаться в Верховный суд. Он является судом последней инстанции и примет окончательное решение виновен я или нет.

Сейчас я признан виновным, приговор вступил в законную силу, но есть шанс быть оправданным.

приговор песенникова

В его деле 16 томов уголовного дела и десятки листов приговора

Если вернуться в тот день, 30 мая 2015 года, ты первый раз принимал звонок об убийстве? Какой опыт работы в органах?

-На тот момент я уже проработал полтора года участковым, перешел в дежурную часть. Там я проработал четыре месяца. Звонков об убийстве я ранее не принимал, тем более о массовом.

В суде прокурор, после прослушивания записи, говорила, что на фоне были слышны звуки и крики. Я считаю, это не основной довод полагать, что это массовое убийство, потому что в большинстве семейно-бытовых скандалов, бывают настолько громкие крики, что сердце иногда захватывает. Всегда, когда принимали вызов в дежурной части, мы концентрировали внимание на заявителе.

Вас так учили?

— Да. Лицо, которое находится на месте происшествия и все видит – наши глаза. Мы лишь задаем уточняющие вопросы, чтобы картина для нас была ясна. Основное, что нужно было выяснить – это адрес, где все происходит. Потом уточняем серьезность ситуации, есть ли свидетели, знакомое лицо совершает преступление или нет. Об этом всем можно расспросить, если есть время, если заявитель может с тобой поговорить.

Когда звонят и говорят, чтобы срочно приезжали, мы стараемся по-быстрому все это выяснить. В этом и заключается работа службы «02» – принимать вызовы и определять приоритетность звонков. Согласно закону «О полиции» на все случаи мы должны реагировать незамедлительно. Этот документ главенствующий, затем идут должные инструкции.

песенников

Сергей не верит показаниям полицейского с Косой Горы

Исходя из того развития событий в первые несколько дней, ты действовал правильно. Тебя хотели поощрить, но после возбудили уголовное дело…

— Это решение [о поощрении] было от генерала, насколько мне известно. Он приехал и сказал, что нужно наградить сотрудников вневедомственной охраны и дежурной части, поскольку не пропустили вызов, задержали преступника, вызвали «скорую» и спасли после тяжкого преступления двух человек.

В наших действиях не усматривалось нарушений, но следователи начали докапываться до каких-то мелочей, и вышло так, что кто-то начал давать показания против меня.

«Кто-то»  это кто?

— Думаю, это дежурный с Косой Горы. Он говорил, что ему не хватало информации, и я якобы ее не сообщил, чтобы действовать надлежащим образом. Информации было более чем достаточно, о чем в суде говорили мои руководители, которые имеют огромный опыт работы. Здесь вопросы больше к сотрудникам с Косой Горы и к их действиям.

Звонки в дежурную часть поступают с периодичностью: то шум, то пьяный, то ссора – сын скандалит. Позвонившая девочка сразу сказала, что дядя зарезал бабушку ножом. Я начал уточнять, потому что иногда звонят и говорят, что убивают, а когда спрашиваем чем, то начинают что-то придумывать. Она же сразу ответила, что убийство было совершено ножом.  Я даже не сразу понял, что это девочка. Уточнил у нее некоторые данные: частный дом или квартира, чтобы полицейские могли сразу найти адрес. Иногда люди сами путают, где живут: говорят, что в доме, а по прибытии оказывается квартира, и приходится звонить уточнять.

Я сразу же открыл «2гис» и начал смотреть, где находится сказанный ей адрес. Поняв, что это Косая Гора, нажал кнопку и позвонил в местный отдел полиции. С момента принятия до момента передачи информации прошло меньше минуты.

Когда я звонил на Косую Гору, понимал, что их надо расшевелить, так как была ночь. Мне помощник дежурного начал говорить: «Не спеши». Поняв, что он неторопливый, и его нужно ускорить, сказал, что там ситуация срочная – вроде убийство. На что он начал говорить: «Не пугай»,  и ушел спрашивать дежурного их ли адрес.

На показаниях он сказал, что он докладывал дежурному, по факту он пошел уточнять у него территорию.

Когда утром узнал, что в доме пять погибших, у меня внутри все опустилось.

песенников

Бывший полицейский намерен добиваться оправдания в Верховном суде

Это не посчитали промедлением…

— Это почему-то промедлением не посчитали. Хотя он должен был, не отходя от места, руководствоваться картой и направлять наряд. В момент, когда он принимает вызов, он исполняет обязанности дежурного. Доложить дежурному можно в других случаях – когда не требуется срочная реакция. Это не та ситуация. Когда совершено убийство, нужно действовать срочно, а он идет уточнять,  та территория или нет. На мой взгляд, это было упущено.

Он говорил, что «мы рации не доверяем», хотя рация это основная связь между нарядом и отделом.

Ты помнишь тот момент, когда ты можно сказать из героя превратился в фигуранта дела. Что почувствовал?

— Все началось с того, что мне позвонили с работы и сказали, что нужно приехать в Следственный комитет дать показания, так как у них такой же материал проверки. Брали [показания] жестко. Я касаемо своей работы все рассказал. Потом позвонили, сказали, что нужно съездить еще раз, у них есть уточняющие вопросы: они считают, что я должен был не в дежурную часть звонить и передавать информацию, а сразу наряду по рации. У нас все прописано, как мы должны действовать – строго по алгоритму, в котором говорится, что сообщение должно быть передано в территориальный отдел полиции.

Проводили следственный эксперимент по той ситуации, у них даже рация не добрала до того наряда. Эксперимент провалился, поэтому они начали в уголовное дело заходить с другой стороны.

Через некоторое время позвонили еще раз. И тут я понимаю, что я сказал все, что от меня требуется, как от сотрудника, и было подозрительно, что третий раз хотят у меня что-то спросить. Решил идти с адвокатом. Четвертый раз вызывали по делу Шералиева.

Потом пришел, они одновременно взяли показания и предъявили обвинение. Следователь оказывал психологическое давление. Говорил, что я мог сказать девочке, чтобы она бежала, но когда разбирали ситуацию, руководство сказало, что я все сделал правильно. Если бы я дал совет бежать, то она могла обнаружить себя, и мы бы вообще ничего не узнали.

Что тогда почувствовал? Я догадывался, что такое может быть, когда второй раз давал свидетельские показания, следователь говорил, что возможно будет возбуждено уголовное дело либо в отношении косогорского дежурного, либо меня.

На суде присутствовали сотрудники УСБ.

— Были из службы безопасности. Не знаю, почему они ходили и в чем их функция.

Я видел их по работе, но лично никогда в жизни не пересекался. Какие им руководство поставило задачи – не знаю. Заметил ухмылки, когда косогорский дежурный давал показания, он пытался выгородить себя. Когда он говорил, они улыбались типа «да-да-да, ври-ври дальше».

зубарев

Адвокат Сергей Зубарев добился возвращения дела на дорасследование

С дежурным общался?

— Я его лично не знаю. Вдруг я бы начал с ним разговаривать, а он пошел бы и пожаловался, что я давление на него оказываю или угрожаю. Нам это неинтересно.

Мы с адвокатом выбрали такую позицию: нам закон говорит, что если вас обвинили — жалуйтесь.  Мы указывали факты нарушений в деле, их просматривали и дальше пропускали. Все собиралось как снежный ком. У меня 16 томов дела – больше, чем у Шералиева.

Когда твой адвокат заболел, тебе назначили временного, государственного. Ты пытался от него отказаться.

— Заболел адвокат Сергей Зубарев и не смог явиться на заседание. Процесс перенесли. Когда он должен был прийти, защитник явился, но был уже новый адвокат Михаил Кулаков. Он не должен был вступать в дело, так как пришел мой защитник, с которым у меня заключено соглашение. Его против моей воли пустили в дело.

Я неоднократно подавал жалобы, и писал заявление на отказ от адвоката, но они его на всякий случай решили оставить.

Зачем?

— Они боялись, что дело будет затягиваться. Важна скорость работы: дело пропустил – дальше работай. Считаю, что назначение нового адвоката незаконно.

Он задавал какие-то вопросы, которые были у него в голове. С какой целью он спрашивал? Может, для общего развития. Полагаю, что он менее опытный, чем мой. Ему интересно присутствовать на процессе, уточнять какие-то моменты. Может наоборот хотел втоптать в землю.

Ты и сам некоторое время болел, около месяца. Как суд отреагировал на это?

-Сначала восприняли очень остро. Чуть ли не в больницу хотели приезжать, но поняли, что так нельзя. Приостановили производство по делу до выздоровления.

Что говорят друзья и знакомые? Есть ли какая-то поддержка?

-Не удивлен тем, что меня критикуют. Есть и положительные мнения по делу, и отрицательные. Те, кто разбирается в юриспруденции, хоть как-то смыслит в законе, видит, что мои права нарушены и я – крайний. В основном поддерживают: процентов 80-85 на моей стороне. Кто-то предлагает петицию создать. Рассчитывали, что в момент вынесения приговора судья все-таки поймет, что меня обвинять нецелесообразно.

Тебя уволили, такой закон…

— Да.

Обиды нет на УМВД?

-Мы действуем согласно закону. Они тоже не могут его нарушить. Если человек осужден, даже нет судимости, я просто осужденным считаюсь, то они не имеют права меня держать.-

Ты не общался, не говорим сейчас о генерале, но с кем-то из начальства? Какое у них мнение? Они считают, что ты действовал правильно?

— Они в шоке, сильно удивлены тому, как следственный комитет трактовал данную ситуацию. Коллеги очень переживали по этому поводу. Говорили: понимаешь, что не от нас это зависит, чем можем – поможем.

Когда было следствие и суд, ты работал в органах?

— Я работал до конца, пока приговор не вступил в законную силу. Мой руководитель говорил:»Если бы мы видели в твоих действиях вину, мы бы тебя давно уже выгнали, даже не держали бы здесь. Пока не видим ничего, будем тебя поддерживать морально и психологически». Это очень важно. Когда вынесли приговор, у меня опустились руки. Мне не хотелось ни жаловаться, ни куда-то обращаться. Морально очень трудно. Когда ты надеешься на положительный результат, действовал по закону, а тебя все равно признают виновным. Думаешь: а пошло оно все…

Ты считаешь, тебя топили?

— Думаю, да. Столько фактов: например, показания этого самого дежурного с Косой Горы. На следствии он говорил, что ему не хватало информации для надлежащего реагирования. А в суде он сказал: «С первой секунды я понял, что действовать нужно незамедлительно». То есть он поменял свои показания коренным образом. На следствии они являлись причиной возбуждения уголовного дела, а на суде эти разногласия не огласили.

Объективно, по твоему мнению, сделали козлом отпущения?

— Да, сделали крайним.

Если не ошибаюсь, на тот момент полетели головы в министерстве соцзащиты.

— Там проводилась проверка. Возможно, даже закрыли, за отсутствием состава преступления. Насколько мне известно, один я крайним остался.

Осудили и пенсионерку, у которой жил Шералиев за организацию незаконной миграции. Возникает вопрос: участковый участвовал в уголовном деле? Что он говорил?

— Он сказал, что в связи с большим объемом дел он физически не успевал проверить этот дом. Участкового не осудили. Я с этими делами не знаком, и подробностей сказать не могу.

Участковый обязан проверять. Но опять же один участковый на такую территорию. Участковые вообще очень бравые ребята. Я считаю, что к ним не совсем справедливое отношение в системе. На них возложено очень много обязанностей, которые физически не можешь исполнить. Не можешь быть и там, и там. Когда я был участковым, работал практически безостановочно: 24 часа в сутки семь дней в неделю.

песенников

Песенников начинал карьеру полицейского с должности участкового по Зареченскому округу

Веришь ли ты, что ты добьешься полного оправдания?

— Я надеюсь, что добьюсь оправдания Верховным судом. Адвокат пояснял, что Верховный суд очень долго и пристально рассматривает жалобу и все может затянуться. Там очередь из дел по всей России. Хотелось бы верить, что меня оправдают.

Хотелось бы вернуться в органы?

— В принципе да. Желаю вернуться. Работал участковым, были жалобы на работу, хотелось уйти. Перешел в дежурную часть, я понял, что это мое. Я начал чувствовать себя более профессиональным. Уверен, что будущее за новым поколением.

Считаю, что суд нецелесообразно поступил. Чьи интересы он защищает? Говорят: законность, совесть, но столько нарушений. Вера в судебную систему пропала. Если Верховный суд меня оправдает, то я поверю, что она работает.

Для меня было удивительно как для сотрудника: если жалоба поступает, мы реагируем, если кто-то что-то нарушает, его  сразу увольняют.

Очень большой объем информации в деле, и когда ты смотришь в него, то начинаешь теряться. Простому человеку трудно увидеть нарушения. Любой юрист, который посмотрит материалы, увидит, что в приговоре нет конкретизации, что я нарушил: собраны разные статьи, все вода-вода-вода.

Главное, что не упоминается 12-я статья Федерального закона «О полиции». Всегда берутся какие-то указы, инструкции, а основополагающий документ не взят.

В прошлом году вы с адвокатом встречались с Анатолием Кучереной, что он сказал?

— Сказал не останавливаться и жаловаться. Пообещал, что обратит внимание. Это первое такое дело, и если оно пройдет, то будет судебный прецедент. Если меня обвинят, то потом любой сотрудник может оказаться в подобной ситуации за любую мелочь.

Даже коллеги, которые работают очень давно, говорят, что сталкиваются с таким впервые.

Раньше следственный комитет не стал бы возбуждать такое дело – оно натянутое и высосанное из пальца. Может, работает палочная система: заставляют  и командуют возбуждать. Возможно, было давление со стороны СКР.  Даже следователь говорил, когда все произошло из Москвы приехали, шашками помахали, давайте возбуждайте, и уехали.

P.S. Сирожиддин Шералиев в ноябре 2016 года Тульским областным судом был приговорен к пожизненному лишению свободы. Помимо убийства было доказано, что он надругался над малолетней девочкой, и совершил кражу.

Текст: Антонина Маркова, Юрий Зайцев

Фото: Антонина Маркова

Видео

Фоторепортаж