На дне

   16.07.2018, 15:19

   Комментариев нет

На дне

Завтрак – в ближайшем мусорном баке. «Уютная» постель из замусоленного одеяла и грязной подушки. Вместо родственников – собака Валька, голуби и друг-инвалид. Вот уже 8 лет домом 58-летнего Сергея Владимировича является теплотрасса за типографией на проспекте Ленина. «Тульская служба новостей» — о людях, которые оказавшись на улице, из года в год не живут, а пытаются выжить.

«Мои доходы – с гулькин хрен…»

Сергей Владимирович и его друг Серега «Одесса» встречают меня настороженными взглядами и враждебными фразами. В духе, мол, ходят тут всякие, фотографируют, а потом у порядочных людей с теплотрассы имущество пропадает. Убедив мужчин, что я не претендую на их богатства, вывожу «Одессу» и Сергея Владимировича на разговор.

— В соседнем доме больные на голову люди живут, — доверительно сообщает «Одесса». – Раз в неделю полицию на нас вызывают, мол, мы напьемся и шумим. А ведь на самом деле это местные алкаши буянят. Мы, когда выпьем, спокойные. Но не все в этом доме злые. Некоторые бабушки приносят покушать. И нам и собачкам.

— Вы на этой теплотрассе и зимой и летом?

— Ну, а куда нам деваться? Социальные гостиницы не для нас. Они дают крышу над головой, но просят 75% от доходов. А мои доходы – с гулькин хрен. Я по инвалидности получаю пенсию в 10 тысяч. Вот и посчитай сам, сколько мне останется на личные нужды. Даже трусы купить не на что…

Инвалидность свою «Одесса» получил оказавшись на улице. Уснул на теплотрассе, забыв укутать ноги. Из-за обморожения развилась гангрена. Пальцы пришлось ампутировать.

— Если раньше у меня 43-й размер был, то теперь спокойно 41-й ношу, — находит силы смеяться над увечьем Сергей. – Я тебе по секрету скажу, это самый ходовой размер – в помойке всегда найду нужную себе обувь. И даже не одну пару. Могу один день ходить в кроссовках, а другой в туфлях.

— Да он вообще везунчик, — улыбается Сергей Владимирович. – Его ведь и на работу взяли. Автослесарь от Бога, как говорится. В мастерской подрабатывает, получает по тысяче рублей иной раз. Тогда мы гуляем – кушаем не из мусорки, а то, что в магазине купим. Как люди…

IMG_1526

На этой теплотрассе Сергей Владимирович живет уже 8 лет

«Я – бомж. Человек без прав…»

Из разговора складывается ощущение, что жизнью своей мужчины в некотором смысле довольны. При этом, были бы не прочь обзавестись хотя бы койко-местом в общежитии – на улице иной раз бывает неспокойно.

— Я вот, например, пять раз сидел, — приоткрывает тайны своей биографии Сергей Владимирович. – Первый срок за непредумышленное убийство был. Остальные – по глупости. Осталась привычка дурацкая – носить нож с собой. Я им только хлеб режу, а люди думают, что перед ними бандит с большой дороги. Науськивают на меня шпану.

— На прошлой неделе компания приходила, хотела побить нас, — возмущается «Одесса». – Хорошо, что в этот день к нам заехали волонтеры покормить. А так бы испинали нас за просто так. Даже наша собака Валька не спасла б. Я мужик здоровый, конечно, но против толпы не попру. К тому же, я – бомж. Человек без прав. А они – белые люди. Трону их и в тюрьму отправлюсь. Оно мне надо?

Волонтеры, которые несколько раз в неделю кормят бездомных, оказываются представителями церкви. Правда, не уточняют, какой именно.

— Если вы из СМИ, то я говорить буду осторожно, так как нас сектантами назовут обязательно, — заявляет мне некий Максим, появившийся у теплотрассы и прервавший нашу беседу. – Я обрел Бога несколько лет назад и теперь стараюсь творить добро по мере возможностей.

— И много бездомных по городу вы обеспечиваете едой?

— Хватает. Иногда даже дети и подростки приходят. Или просто одинокие пенсионерки, которым общения не хватает. У нас две точки: одна на Дмитрия Ульянова, а вторая на Академика Павлова. Уже на протяжении года мы поддерживаем в бездомных жизнь. Во имя Христа. И останавливаться не собираемся, это же благое дело…

IMG_1473

Волонтеры кормят не только бездомных людей, но и одиноких пенсионерок

«Выделили бы мне комнату, я бы пить бросил…»

Перекусив, Сергей Владимирович и «Одесса» закуривают заботливо припасенные сигареты. Отравляя атмосферу дымом, мужчины благодушно рассказывают о распорядке дня.

— Просыпаюсь, бужу Серегу, если надо, «броюсь» — рассказывает «Одесса». – Он меня научил насухую бриться. Когда в квартире живешь, морду горячей водой распаришь, потом одеколоном побрызгаешь и красота. А тут ни воды, ни одеколона. Привык. Человек ко всему привыкает.

— Потом проверяем мусорку, вдруг что вкусное завалялось. Или полезное, — присоединяется Сергей Владимирович. – Иногда люди технику выбрасывают, а мы ее на металл сдаем. Вот тебе и прямой доход. А вчера лотерейные билеты кто-то выкинул, мы заполнили все, на всякий случай. Может, фортуна и нам улыбнется. Выиграем кучу денег, может даже двести тысяч рублей. Заживем тогда…

Если в мусорке не находится ничего, «Одесса» идет на работу в автомастерскую, а Сергей Владимирович — на «промысел». Где-то что-то разгрузить, подмести. В крайнем случае – стащить.

— Потом возвращаемся сюда, проверяем мусорку и просто сидим.

— Прям просто сидите?

— Прям просто сидим.

— Вот так вот прям просто сидите?

— Не, ну имеет же человек, допустим, право выпить, а?

IMG_1555

Бездомные считают, что все их проблемы совсем не от алкоголя. Совсем.

Каждый день проходит по зацикленному сценарию. Иной раз мужчин гоняют представители администрации, иной раз – полицейские. Перебираться на новое место жительства они решительно отказываются. Мол, везде все одинаково и вообще, хорошо там, где нас нет.

— Так и живем, братишка. Выживаем. Нам бы комнатку какую выделили в общаге, тогда может и жизнь бы наладилась опять.

— Может быть, вам и выделили бы комнату, если бы вы пить бросили? – осторожно спрашиваю я.

— Пить-пить, что ты заладил, как попка? Мы пьем, потому что зимой холодно и согреваться надо. А летом – ну что еще делать мне? Дали бы комнату, пить перестал сразу.

Кстати, по справке пресс-службы регионального правительства, социальные гостиницы, которые так не по душе мужчинам, в Туле и области  могут одновременно содержать около 400 человек. В городе социальную поддержку и социальное обслуживание лиц, без определенного места жительства, оказывают отделение ночного пребывания Комплексного центра №2 и «социальная гостиница» №1. Кроме этого, в области действует Северо-Агеевский специальный дом-интернат для престарелых и инвалидов.

Когда человек без определенного места жительства попадает в отделение ночного пребывания или социальную гостиницу ему предоставляют отдельное спальное место, новую чистую одежду, постельное белье, принадлежности личной гигиены, горячее питание, продуктовые наборы. Каждый обратившийся проходит дезинфекцию и медицинское обследование. Также, специалисты учреждений оказывают содействие в трудоустройстве, направлении в медицинские учреждения, восстановлении документов удостоверяющих личность, оформлении иных документов и справок, назначении пенсий, установлении инвалидности и при необходимости оформлении в интернат.

IMG_1570

По словам бездомных, в мусорке всегда можно найти много вкусных или полезных вещей

«Курс молодого… бомжа»

В ходе нашей дружеской беседы прохожу этакий «курс молодого бомжа». Мужчины рассказывают, где можно переночевать, к кому обратиться за помощью, а кого избегать, если вдруг окажусь на улице.

—  Если совсем прижало, иди к храму, — поучает меня Сергей Владимирович. – Там и мелочишки можно поднабрать. А можно и просто попросить покушать, они не откажут. В Заречье магазин часто выбрасывает просрочку такую, которую можно спокойно есть еще несколько дней. Но в том районе за них битвы идут. Можно и в гостиницу на Агеева податься, но там распорядок дня строгий. Курить даже по расписанию.

— Просить милостыню на улице не получится – лучшие точки заняты, — вступает «Одесса». – Мне один раз чуть бока не намяли, когда я у «Гостиного двора» встал. Там такие бугаи контролируют все, что лучше не связываться с ними. На рынках можно подработать, убираясь. Лучше проситься в палатки к армянам, грузинам, азербайджанцам – они и накормят, и вообще добрее русских.

На этом месте наш диалог был прерван – какой-то мужчина выбросил на свалку мешок с одеждой, обувью и пылесосом. Бездомные, потеряв ко мне интерес, побежали мерить обновки.

— А ты нам удачу принес, чаще захаживай, — великодушно приглашает на прощание Сергей Владимирович, любуясь приобретенными кедами и разбирая пылесос. – Я тебя со своей зазнобой познакомлю. Она в больнице сейчас, руки загноились. А так она баба хорошая, только «кукухой»  в последнее время поехала на вере: просыпается – крестится, спать ложится – молится…

Попрощавшись с мужчинами, обхожу типографию и возвращаюсь в привычную городскую суету. Туда, где кипит совершенно другая жизнь – строятся аквапарки, 36-этажные дома, а «Арсенал» готовится к новому футбольному сезону.

Q4aQYhAk4mg

Серега «Одесса» и Сергей Владимирович

Текст: Артем Жильцов

Фото: автора

 

 

Видео

Фоторепортаж