Мерзко и стыдно: как живут тулячки, пережившие преступления

   22.02.2018, 09:17

   Комментариев нет

Мерзко и стыдно: как живут тулячки, пережившие преступления

22 февраля во многих демократических странах неофициально отмечают День поддержки жертв преступлений. ИА ТСН24 побеседовало с теми, кому пришлось пережить нарушение закона и собственной неприкосновенности.

«Хочу забыть об этом»

Найти женщин, переживших те или иные преступления, оказалось гораздо проще, чем мужчин. Возможно, вторые, даже если и сталкивались с беззаконием, то просто не хотят об этом рассказывать. Девушки же говорить не отказалась, но попросили публиковать истории на правах анонимности. Имена героинь этого материла изменены.

Работая над этим текстом, вспомнился Цицерон и его «O tempora, o mores!» («О времена, о нравы!» – с латинского). В данном случае это крылатое выражение применимо к тому, с чем сталкивались туляки на улицах города и даже в общественном транспорте – публичному онанизму.

– Это произошло в декабре в одной из тульских маршруток, – рассказывает Мария. – В салоне ехали пять-семь женщин разных возрастов и один мужчина. Он сидел на задних параллельных друг другу сидениях и мастурбировал. Все это сопровождалось характерными звуками, которые слышал даже водитель – он на ходу несколько раз оборачивался в салон микроавтобуса.

По словам девушки, по пути следования маршрутки, в транспортное средство заходили другие мужчины, но ни один из них не осмелился сделать замечание извращенцу.

– Было невыносимо мерзко, но в то же время страшно: никто не знает, что в голове у человека, который публично онанирует в маршрутке. Я злилась, но не приходило никаких мыслей, как это можно прекратить без вреда для себя, потому что реакция могла быть совершенно непредсказуемой, – продолжает девушка. – Еще было страшно остаться в маршрутке с этим человеком. Только выходя на своей остановке, я услышала, что водитель обратился к извращенцу, но чем закончился разговор – не знаю. Хочется забыть об этой мерзости.

С аналогичным случаем в одном из дворов Пролетарского округа столкнулась другая тулячка Елизавета. Девушка признается, тогда она еле унесла ноги.

– Это было несколько лет назад на майских праздниках. Я возвращалась домой на такси. Вспомнив, что дорога перед подъездом сильно разбита из-за ремонта, пожалела чужую машину, и попросила водителя остановиться чуть раньше. До дома оставалось буквально сто метров. Было не очень поздно, и дорога была хорошо освещена, но пролегала мимо кустов. Мне казалось, что я в полной безопасности, пока краем глаза не заметила в зарослях мужчину, раздетого ниже пояса и занятого непотребными делами. Он двинулся в мою сторону, и я побежала так быстро, что учитель физкультуры испытал бы за меня гордость. К счастью, успела забежать в подъезд, а он не успел угнаться за мной. Жалею о том, что не набралась смелости, и не позвонила в полицию. Страшно представить, что кто-то убежать от этого «животного» не успел.

Его примет я не запомнила – разглядывать его было некогда. Сейчас я могу рассказать об этом с иронией, но тогда было очень страшно и мерзко. При этом понимаю, что никогда не расскажу об этом маме, вполне по понятным причинам, или же людям недостаточно близким. Может быть потому, что не хочу осуждения. Ведь в нашем обществе есть предубеждение – «сама виновата». Сама виновата, ведь не стоило гулять одной ночью. Это утопия, но было бы приятнее жить в обществе, где девушке можно гулять ночью одной не думая, что на нее кто-то ломанется из кустов.

«Осталось чувство ненависти к себе»

Ирине 30 лет. Она занимает хорошую должность в одной из тульских компаний, имеет любящую семью, но мало кто знает, что в 23 года она пережила изнасилование. Преступление совершил коллега.

– Он был старше меня на десять лет. На тот момент он проработал в нашей компании несколько месяцев. Как новый сотрудник, конечно, вызвал интерес, но не могу сказать, что мы флиртовали, – говорит девушка. – Да, мы общались и много шутили, но я как флирт это не воспринимала. В конце апреля нас всех пригласили на корпоратив. Кафе располагалось недалеко от лесополосы. Около десяти вечера я засобиралась домой, он вызвался проводить. Конечно, о трезвой голове речи не было. Но и сказать, что он был невменяемым от алкоголя, не могу.

Мы шли и говорили о работе, в какой-то момент он попытался меня поцеловать. Я остановила и попыталась вежливо объяснить, что мне хотелось бы просто остаться в дружеских отношениях. Он не остановился. На мою фразу, что я закричу, ответил, что меня тут все равно никто не услышит. Как я оказалась на земле – не помню. Следующее, что всплывает в памяти: у меня заломана за спину рука, я лицом в грязном снегу. Подозреваю, он воспринимал все это, как какую-то игру. Остановился лишь, когда понял, что я захлебываясь плачу, и умоляю меня отпустить.

По словам девушки, от того вечера ей «на память» остались синяк и сломанная рука. В больнице тулячка соврала, сказав, что травмы получила в результате падения. Когда вышла с больничного, то узнала, что коллега уволился.

– Около месяца писал сообщения и умолял его простить, потом пропал. Боюсь ли я теперь мужчин? Испытываю ли отвращение? Нет. Вечером, впрочем, ходить боюсь. Осталось дикое чувство стыда и ненависти к самой себе. Сейчас, спустя много лет, я думаю, что, скорее всего, виновата я сама. Видимо, как-то дала повод думать, что такой расклад возможен. Заявлять никуда не стала.

Поддержка по закону

Решение о необходимости отмечать Международный день поддержки жертв преступлений было принято в Великобритании в 1990 году. Тогда 22 февраля была подписана «Хартия жертв преступлений». Под таковыми понимаются люди, которым был причинен вред: телесные повреждения, материальный и моральный ущерб, эмоциональные страдания.

В настоящее время в ряде стран приняты и действуют законы, направленные на защиту граждан от криминальных действий. Россия — не исключение.

Так, согласно 45 и 46 статьям Конституции РФ, каждому гражданину гарантируется государственная и судебная защита его прав и свобод.

«Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба», — также гласит 52 статья основного закона России.

Согласно данным Следственного управления СКР по Тульской области, в 2017 году поступило 5798 сообщений о преступлениях, в 955 случаях были возбуждены уголовные дела. В общей сложности в производстве сыщиков находилось больше 1,5 тысяч таких материалов.

С начала 2017 года следственным комитетом было зарегистрировано 95 преступления по фактам убийства, при этом 88,2% из них — раскрыто. Возбуждено 53 дела по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего». Раскрываемость таких преступлений составила 95,1%.

Об изнасиловании заведено 18 дел, все они раскрыты.

Также в минувшем году было возбуждено 110 уголовных дел о преступлениях в отношении несовершеннолетних.

Текст: Антонина Маркова

Видео

Фоторепортаж