Клиника. Лечение по стандартам

   10.10.2017, 14:37

   Комментариев нет

Клиника. Лечение по стандартам

По данным Всемирной организации здравоохранения, каждый пятый человек на Земле страдает тем или иным психическим заболеванием или расстройством. 9–20% населения планеты страдают депрессией, 5–10% – тревожным расстройством, 7–8% – зависимостью от алкоголя. Согласно статистике Центра имени В. П. Сербского, на начало прошлого года в России психические заболевания зафиксированы у 4,04 млн человек. По неофициальным же данным, число нездоровых гораздо больше.

«Я захотела уйти за мамой…»

32-летняя Ирина называет себя «бизнес-леди» — два года назад девушка открыла цветочный магазин. Особой прибыли точка не дает. Впрочем, как и убытка. Поэтому Ирина довольна собой и жизнью. Ведь несколько лет назад ей казалась, что эта самая жизнь закончилась.

— Мой муж был старше меня на 24 года, — рассказывает Ирина. – На момент свадьбы мне было 19 лет. По сути, еще совсем ребенок. Муж занимался строительством, поэтому был человеком небедным, я сразу же привыкла к роскоши. Одежда на заказ, выходы в свет, огромный дом. Поэтому развод для меня стал огромным ударом…

Возвращение в реалии российской провинциальной жизни далось девушке нелегко. Избалованная деньгами Ирина не могла резко поубавить запросы и постоянно ссорилась с мамой – недельный бюджет девушка тратила за пару часов. Устроиться на работу не удавалось и им приходилось жить на зарплату мамы Ирины.

— Вместо того, чтобы хвататься за любую подработку, я жалела себя и ругалась с мамой, — продолжает Ирина. – Так продолжалось около полугода, а потом ее не стало – инфаркт. Врачи, морг, отпевание, похороны – все прошло как во сне. Так тошно было, что и я захотела уйти за мамой…

Женщина наглоталась таблеток снотворного, выписанного когда-то маме. Спасла крестная, пришедшая проведать Ирину. Женщину откачали и поставили на учет в психиатрической клинике.

ирина

Ирина посещает психиатра раз в полгода

«Кости «ломало», мышцы сводило судорогой…»

В клинике девушке прописали лечение нейролептиками – врачи подозревали психическое расстройство.

— Наверное, я и правда «съехала с катушек», — вспоминает Ирина. – Но мне кажется, что действие выписанных лекарств – это какой-то отдельный вид наказания, а не только лечение. После одного укола меня будто выворачивало наизнанку, кости «ломало», мышцы сводило судорогой. А потом начинал действовать второй укол, накатывала такая тоска, что хотелось только закрыть глаза и больше никогда их не открывать…

Вряд ли можно назвать это карательной медициной, но девушка рассказывала, что медсестры в клинике пугали больных галоперидолом и аминазином. Мол, его у них запасы на годы вперед, можно всех непослушных усмирить, в случае чего. Стоит отметить, что при неправильном применении эти нейролептики представляют огромную опасность для здоровья. Галоперидол обостряет галлюцинации и психозы, а аминазин вызывает депрессию, тремор.

Оба этих нейролептика были изобретены довольно давно – в пятидесятых годах прошлого столетия. С тех пор был разработан ряд более современных средств, но российские психиатрические больницы продолжают закупать устаревшие препараты – они дешевле. Пачка аминазина стоит около двухсот рублей, галоперидола – около ста.

— Существуют десятки препаратов для лечения и все они направлены исключительно на одно – на помощь больным, — комментирует психотерапевт Александр Калькэ. – Существуют более сильные нейролептики, чем тот же галоперидол и аминазин. В конце концов, что такое сила? Сила действия лекарства зависит от эффекта воздействия на психическое расстройство. И даже самые замечательные препараты могут обладать побочным эффектом. Так что думается, что нет ничего страшного в закупке именно этих нейролептиков…

После выписки из клиники Ирина раз в полгода продолжает посещать психиатра. Ее жизнь пришла в норму, побочные эффекты от сильнодействующих препаратов не беспокоят девушку.

— Я провела в больнице около трех недель. Последние 3-4 дня мне делали всего один укол в день. Не спорю, препараты помогли и я смогла вернуться в реальный мир, но некоторые пациенты живут там годами…

клиника3

Самая известная тульская психиатрическая больница находится на въезде в город

Чужие папироски и билет на концерт

Больница, в которой лечилась Ирина, расположена на въезде в город. Добираюсь туда на такси минут за 20. С собой только рюкзак, в котором лежит редакционная камера. Без особых проблем прохожу на территорию – охранники не удосуживаются взглянуть в мою сторону. Мало ли больных ходит туда-сюда…

— Парень, а ты сигареткой не поделишься? – вопрос настигает меня в тот момент, когда я фотографирую один из корпусов больницы.

— Не курю, извините, — отвечаю своему собеседнику, высокому усатому мужчине, в руках у которого пачка сигарет и мешок, набитый листвой с мусором.

— Жаль, а то свои мне до смерти надоели. Душу бы продал за чужую папироску…

клиника1

Некоторые из пациентов клиники следят за порядком на территории. Говорят, добровольно

После этого диалога мужчина ходит за мной по пятам в течение 10-15 минут, периодически выпрашивая покурить. Корпуса больницы находятся не в самом лучшем состоянии. Да и вообще на территории бывшего имения полно разрушенных и запущенных зданий. Гуляя, вклиниваюсь в толпу пациентов. Из разговоров понимаю, что все они идут за обедом. Или, как называют ее сами пациенты – «хавкой».

— Товарищ, товарищ, — настойчивый крик явно обращен ко мне. – Сфотографируйте девушек. Мы должны продюсеру фотографии с отдыха отправить!

Пухлая миловидная девушка в рабочей одежде дергает за приоткрытый рюкзак, из которого торчит камера. Ее подруга молчит и смотрит на все происходящее с отстраненным видом. А моя собеседница заливается хохотом, толкает меня под бок, рассказывает о своей концертной деятельности и обещает оставить приглашение на концерт.

Оставляю их у столовой и отправляюсь к выходу. Проходя мимо одного из корпусов, слышу, как пожилая медсестра ругается с кем-то в палате, грозясь «уколоть больнее»…

клиника2

Пациенты, спешащие на обед

Миллионы на журналы с холодильниками

Несмотря на то, что региональные врачи постепенно отходят от лечения нейролептиками первой волны, на сайте госзакупок все равно можно найти сведения о покупках галоперидола. Например, в июне этого года его приобрели на 576 тысяч 300 рублей. При этом данные о покупке арипипразола, который является современнейшим нейролептиком нового поколения, не найти.

Зато у психоневрологических интернатов находятся средства на закупку журналов, ноутбуков и холодильников. На их приобретение не жалко потратить более полутора миллионов рублей…

— В интернете ходит много «страшилок» о буднях в психиатрической клинике, вряд ли все они соответствуют действительности, — заключает Ирина. – Лично меня не запугивали дополнительными уколами и не заставляли выполнять работу медсестер. Зато мои знакомые, которые никогда не были в клинике, уверены, что там творится самое настоящее зло. А ведь дыма без огня не бывает, правда?

клиника5

Самый счастливый обитатель местной психиатрической клиники

Текст: Артем Жильцов

Фото: автора

Видео

Фоторепортаж